Сб. Июл 24th, 2021
v rossii deshevejut tolko rubl i zhizn cheloveka a ceny rastut pensioner rossii 2e4123e

В этом году на Урале засуха, а южные регионы России заливает водой. Все это плохо скажется на урожае, значит, цены на овощи и другие продукты, которые уже страшно подорожали, будут расти и дальше. Известный уральский фермер Василий Мельниченко оценивает происходящее сегодня на полях как трагедию, но винит в этом не аномальную погоду, а бездарную агропромышленную политику.

«Я просто в растерянности от своих будущих доходов»

– В этом году на Урале засуха, в южных регионах России – наводнения. Такая погода скажется на урожае?

– На Урале повлияет очень серьезно. Мы прекрасно понимаем, что с овощами будет проблема, потому что сухо, картошка плохо растет. Мы в нашем хозяйстве 300 гектаров пшеницы посеяли в этом году. Хорошие всходы были. И вот на тебе: ни одного дождя в Камышловском районе не было практически два месяца. Это трагедия для нас всех. Засуха будет иметь для нас очень негативные последствия.

Я просто в растерянности от своих будущих доходов.

– Получается, что второй год подряд будет неурожайным?

– Прошлый год был более-менее. И зерновые росли, и картошка. Хотя было немного проблем с погодой. На моей памяти 2010 год был очень тяжелым, когда картошка буквально горела. Наше хозяйство тогда выстояло, потому что у нас были оригинальные семена, которые из Нидерландов привезли. Они дали неплохой урожай. В 2013 или 2014 году я 137 гектаров овощей не убрал из-за осенних дождей и в итоге за год получил 13 млн рублей убытков. Дожди шли 40 дней. Это был катастрофический год. Мы потом четыре года задолженность гасили. Если в этом году мы соберем 9-10 центнеров с гектара, если хоть что-то вырастет, то все равно получим убытки.

«Себестоимость картофеля – 8–9 рублей за килограмм»

– Сейчас цены на картофель в магазинах – от 60 до 100 рублей за килограмм. По-вашему, это нормальные цены?

– Это невероятно высокая цена. Зарплаты людей даже на заводах составляют 15-25 тысяч рублей. И считается, что на них можно жить. Я хорошо понимаю, каково при такой зарплате или при пенсии в 12–13 тысяч покупать борщевой набор по сегодняшним ценам. Морковь – дороже 100 рублей за килограмм, картошка – под 100 рублей.

Вы знаете, что себестоимость производства картофеля, если не случается природных аномалий, всего 8–9 рублей за килограмм? 10 рублей за килограмм – это себестоимость для очень качественной картошки из дорогих семян.

Так могло бы быть у нас: дешевые, разнообразные и очень качественные продукты питания, если бы в стране развивалось крестьянство.

– Можно ли спрогнозировать, что в этом году будет с ценами на сельхозпродукцию?

– На сегодняшний день в Москве пучок щавеля стоит 700 рублей. В южных регионах уже вырастили молодой картофель: его цена в рознице – 60–90 рублей за килограмм. Не ждите никакого понижения цен. В России дешевеют только рубль и жизнь человека, а цены растут.

– Но ведь власти заявляют, что предпринимают шаги, чтобы помочь сельхозпроизводителям.

– Наш Минсельхоз никакого отношения к развитию сельских территорий не имеет. Читаю: Россия в трауре, футбольная команда проиграла. Все пропало, как жить дальше, неизвестно… Но никто даже не заикнулся, что 75 тысяч сел и деревень исчезнут в ближайшие 5–6 лет!

Если бы мы вернулись лет на 40 назад, в 80-е годы прошлого века, то понимали бы, что сейчас проблема – не только в климате. И тогда бывали засухи. Но раньше старались это решить. Только в нашем селе Галкинском государство вложило по сегодняшним деньгам около 1 млрд рублей в запуск орошения с плотиной. Мы теперь таких объектов не строим. Мы теперь остановку автобусную с ленточками от четырех партий торжественно перерезаем.

Я не буду говорить за все хозяйства, но с 1980-го по 1986-й год в Галкинском было построено, помимо оросительной системы, 60 двухквартирных, 4 шестнадцатиквартирных дома, современнейшая по тем временам школа. Появились классный детский садик, большой автогараж на 40 колхозных автомобилей, семяочистительный комплекс районного уровня, молочный комплекс на 1,2 тысячи голов. Ежегодно государство вкладывало в село Галкинское примерно 350–400 млн рублей на сегодняшние деньги.

А мы не то что ничего не построили, мы последнее разрушили в селах и деревнях.

v rossii deshevejut tolko rubl i zhizn cheloveka a ceny rastut pensioner rossii 63be341

«За последние три месяца в стране выбросили за черту бедности 15–20 млн человек»

– Как обстоят дела с кормовыми культурами? Повлияет ли их урожай на стоимость мяса, птицы, молока?

– Думаю, мы увидим, насколько невыгодным станет животноводство, которое всегда выручает наших крестьян, так как это – ежедневные деньги за молоко, мясо. В этом году травы нет, косить сено негде, да и нечего. Мы не знаем, сможем ли заготовить хоть что-то. Возможно, продолжится тенденция, начавшаяся в прошлом году, когда многие малые и средние хозяйства хотели все продать. Только в Курганской области я насчитал 55 хозяйств, которые выставили себя на продажу. Смысла нет работать.

Я на климат не грешу. Просто мы технологически не вооружены. Возьмем Голландию, которая имеет в 4 раза меньше земли, чем Краснодарский край, но производит сельхозпродукции в 2 раза больше, чем вся Россия. Голландия – страна, которая не применяет ядохимикатов в растениеводстве и антибиотиков в животноводстве, нам пока такое и не снилось. Мы понимаем, что это – за счет технологического, научного вооружения. А у нас – отсталая аграрная страна.

На Урале только 1 раз в 4 года случаются приличные погодные условия. Сейчас все сушит, а осенью, когда придет время уборочной кампании, пойдут проливные дожди. Надо технически быть вооруженными. Весь комплекс техники для любой погоды должен быть.

В итоге продукты питания будут очень сильно дорожать. И сейчас уже они дорогие. За последние три месяца в стране дополнительно выбросили за черту бедности 15–20 млн человек. Их сейчас не 20 млн официальных, а все 40 миллионов: 20 тысяч рублей – это не деньги, чтобы прокормить семью из трех человек. Не грешите на бога, не грешите на солнце, которое светит миллиарды лет, а говорите о неразумной аграрно-промышленной политике. К сожалению, у нас уклон идет на развитие крупных агрохолдингов. Концентрация поголовья животных, земель, овощей в одних руках. Значит, мы будем есть дорогую продукцию, потому что производители – монополисты.

Мы будем есть очень некачественную продукцию, потому что нет конкретного человека, отвечающего за это своим именем. Никто из производителей не будет гордиться своей продукцией, потому что и так купят.

Ждите в ближайшие годы тотального контроля над едой. Через несколько лет всем продовольствием будут владеть 25–30 семей. Еду будут выдавать порционно, пофамильно и по паспорту.

«У нас очень некомпетентное правительство, которое шарахается из стороны в сторону»

– Как вы относитесь к попыткам государства регулировать розничные цены на сахар, подсолнечное масло? По-вашему, они успешные?

– Когда неопытные врачи берутся оживлять труп, то даже припарка не помогает. Как может господин Мишустин что-то урегулировать, если он в экономике – ноль? Бухгалтер, налоговик, цифровик. Но, увы, свекла, морковь, картофель и мясо – это не цифры. Это живая жизнь. У нас некомпетентное правительство. Они все хвастаются, что мы на первом месте по зерну. Но ведь это – неправда. Мы собираем 120 млн тонн, а США собирают 500 млн тонн, а Китай собирает 700 млн тонн. У нас слабое животноводство. Нам же говорили: зачем нам сельское хозяйство, мы все купим. А в США – 10 млн фермеров.

Нам надо в каждом селе, в каждой деревне ферму. Обязательно. Самую современную, лучшую. Где молодые семьи будут богатеть и развиваться. Только этому есть препятствие – государство, которому нужны люди не самостоятельные и богатые. А нужны бедные, желательно немного больные.

Чтобы при таких уникальных обстоятельствах мировой экономики – сверхдоходы от экспорта нефти в прошлые годы – потерять экономику! Никогда наша территория, великолепное пространство России не получало столько халявных денег. Можно ничего не делать, деньги все равно будут. Мы не приобрели ничего. Мы только копаем и продаем.

Если россияне хотят хорошо кушать, если хотят стабильных цен на продукты, то это возможно при двух условиях: равенстве всех перед законом и равном доступе всех к ресурсам.

ИСТОЧНИК

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *